Объявление

Свернуть
Пока нет объявлений.

Боливия 2008. Без кактусов

Свернуть
X
 
  • Фильтр
  • Время
  • Показать
Очистить всё
новые сообщения

  • Боливия 2008. Без кактусов

    Летом прошлого года я побывал в Боливии. Вернувшись, я начал писать рассказ об этой поездке и размещал его в своем блоге на одной из московских радиостанций, на которой тогда работал. Вообще-то, в планах было написать два рассказа, "для всех" и "для любителей кактусов". Но вскоре я поменял работу, мой блог закрыли, а рассказ так и не был завершен. Наконец, вся чехарда с жизненными переменами поутихла, и первый рассказ дописан. С разрешения Олега, я размещаю его здесь. По-моему, здесь ему самое место, про кактусы в нем нет почти ничего, но страна-то кактусная! Возможно, мой рассказ будет полезен тому, кто соберется в Боливию, а других просто немного позабавит. Второй рассказ, только про кактусы, будем надеяться, не заставит ждать себя слишком долго.
    Размещать текст и фотографии я буду по мере возможности, сегодня на Ваш суд первый "кусок".

    С уважением,
    Александр Андреев

  • #2
    Вместо предисловия

    Первый раз за границей я оказался в 1995 году - на работе меня премировали путевкой на неделю в Турцию. Всю эту неделю мы с Игорем, моим коллегой и соседом по номеру, провели на пляжах и в барах. По пути в аэропорт водитель, почему-то, повез нас не обычной дорогой, которой мы на протяжении семи дней добирались из отеля в Аланию и обратно, а какими-то задворками. И только тут я понял, что так ничего и не видел в Турции. Кругом была настоящая жизнь, сидящие у своих домов старики, играющие в футбол дети, пыльные дороги и фруктовые плантации, а не вылизанные до блеска отели и бары.
    - Ничего, - сказал мне тогда Игорь, - в следующий раз приедешь, и сюда сходишь.
    С тех пор прошло много лет, я побывал во многих странах, но, пожалуй, в первый раз мне удалось в полной мере исполнить то, о чем я думал с октября 1995 года – увидеть настоящую жизнь без туристического лоска. Боливия подходит для этого больше, чем какая бы то ни было другая страна.


    - Ваша виза недействительна, Вы не можете лететь в Боливию, - говорит мне сотрудник компании ТАКА.
    Здравствуй, Латинская Америка! В принципе, это известная схема избавления туристов от лишних денег, с ней сталкивались многие россияне. Эта схема подробно описана в интернете. Но в этих сообщениях говорится, что властью пытались злоупотребить мошенники на границе Боливии и Перу. Дело в том, что на штампике боливийской визы написано "Valido por 30 dias» - «Действительна в течение 30-ти дней». Общаясь с русскими туристами, большинство из которых не говорит по-испански, лукаво настроенные пограничники этим пользовались и утверждали, что виза действительна в течение 30-ти дней с момента выдачи. Поэтому я специально уточнил у консула, получая визу, каков порядок въезда в страну.
    Итак, друзья, Вы можете въехать на территорию Боливии в течение 90-та дней с момента получения визы и провести в стране 30 дней. Именно об этих 30-ти днях говориться на штампике. В этом смысле боливийские порядки ничем не отличаются от порядков большинства стран. При необходимости, визу можно продлить на месте. Поэтому, надпись «Valido por 30 dias» означает, что въехав в Боливию, вы можете оставаться на ее территории в течение 30-ти дней.
    Я прибываю в страну по воздуху, а не как многие туристы, из Перу на автобусе. Но, все же, зная о возможных проблемах, еще в Москве я заготовил несколько фраз на испанском, которыми я бы мог вежливо объяснить таможенникам, что я знаю порядок и не надо вешать мне лапшу на уши. Но, признаться честно, услышать о недействительности моей визы от сотрудника перуанской авиакомпании ТАКА (TACA) я не ожидал. Юноша смотрит на меня мутными глазками и говорит мне по-английски, что моя виза просрочена, поэтому он не может дать мне посадочный талон. Визу я получил 22 апреля, сегодня 8 июня, поэтому месяц с момента получения визы, действительно, прошел. Ну что ж, хочешь поиграть, давай поиграем. Я объясняю ему, что моя виза действительна. Так мол и так, существует такой порядок.
    - Я не уверен, я должен уточнить, - отвечает мне он.
    Звонит куда-то, но ему никто не отвечает. Звонит еще, говорит что-то по-испански, потом говорит мне:
    - Человека, который точно знает порядок, сейчас нет, подойдите, пожалуйста, когда объявят посадку, и, если все как Вы говорите, мой товарищ отдаст Вам посадочный талон. У меня очередь, я не могу далее заниматься Вашим вопросом.
    Ну уж нет, дудки. Понятно, что твой товарищ предложит мне заплатить за то, чтобы «нелегально» лететь в Боливию. А если я буду перечить, меня просто не пустят в самолет объяснив это тем, что я опоздал на регистрацию.
    - Я подойду через 10 минут. Я такой же пассажир как и те, кто стоит в очереди. Поэтому, будьте любезны, решите мой вопрос.
    - Хорошо.
    Подойдя через 10 минут я обнаружил, что с такой же проблемой здесь стоит канадец. Впрочем, канадец, это громко сказано. Его английский ужасен. Сначала я подумал, что он живет во франкоговорящей части Канады, но по-французски он знает еще меньше слов, чем я. Выясняется, что Мирко родился в Румынии, а канадское гражданство получил лишь несколько лет назад. По-испански он не знает ни слова, а проблемы с визой для него большой сюрприз.
    Я заглядываю в его паспорт и мне становиться смешно. Штампик другой, не такой как в посольстве Боливии в Москве. В его паспорте ясно написано, что виза действительна в течение 30-ти дней после въезда. Правда, написано по-испански.
    Еще в течение получаса молодой человек изображает бурную деятельность, звонит куда-то, спрашивает что-то. Все, естественно, на испанском. Мне это окончательно надоедает, и я, как бы невзначай, бросаю одну из заготовленных в Москве фраз: «Llame, por favor, a su jefe» - «пожалуйста, позовите Вашего начальника».
    Лицо молодого человека становиться серым. Он думает, что я все это время понимал, что он говорит по телефону. В течение пяти минут вопрос решен. Мы с канадцем получаем посадочные талоны, принимаем многочисленные извинения и проходим на посадку.
    Там через несколько минут ко мне подходит тот же сотрудник ТАКИ и снова извиняется.
    - При работе с документами нужно быть очень внимательным, - говорит он. - Нельзя допустить даже малейшую возможность ошибки. Именно поэтому я должен был все досконально проверить.
    - Нет проблем, -говорю я. - Это даже очень хорошо, такой небольшой инцидент в аэропорту Лимы. Понимаете, я журналист, я сейчас не на работе, но после возвращения хочу написать рассказ о поездке. Эта история с недействительной визой очень его украсит. Вот такой инцидент сразу после прилета в Латинскую Америку.
    Из серого лицо юноши становиться зеленым. Он еще раз извиняется и уходит.
    Вероятно, не всегда в таких историях следует хэппи-энд. Передо мной к стойке авиакомпании ТАКА стоял молодой человек, с которым мы летели в одном самолете из Амстердама, по виду выходец из Бангладеш. Действительно был похож на нелегального иммигранта. Летел в Монтовидео. Ему было объявлено, что его посадочный талон уже отдали кому-то другому, предложили купить новый билет и он согласился (именно поэтому мне показалось, что у него может быть что-то не в порядке с документами). Правда, парень, видимо, тоже предполагал подвох, поэтому наотрез отказался покупать билет за наличные и предложил оплатить его карточкой. Это не устроило сотрудника ТАКИ, который посовещался с кем-то по телефону и сообщил: «карточки не принимаем». Чем закончилась эта история, я не знаю, был слишком занят своей.
    Возможно, будет излишним говорить, что никаких проблем на боливийской таможне у меня не возникло. Таможенник лишь посмотрел длинный список стран, прикрепленный к стеклу его кабинки и спросил меня, ткнув пальцем в штампик в паспорте:
    - Это боливийская виза?
    - Да, именно она, - ответил я.
    Таможенник пропечатал в паспорте дату въезда и пожелал мне хорошей поездки по Боливии. Надо сказать, что испанский язык достаточно прост. Несмотря на небогатый словарный запас, я часто понимал, о чем говорят местные жители, чем несказанно удивлял их. Так и в этом случае, таможенник говорил со мной по-испански, но было ощущение, будто мы общаемся по-русски.
    Позже от боливийцев я узнал, что подобных проблем с визой не может быть в принципе. В аэропорту Ла-Паса есть миграционный отдел и даже в том случае, если Ваша виза действительно просрочена, можно решить эту проблему на месте, заплатив штраф в 40 долларов (все цены в аэропорту Ла-Паса в боливиано и долларах США, расплатиться можно любой из этих валют).
    Что касается молодого человека из компании ТАКА, то его зовут Bartra Garsia. По крайней мере, такие имя и фамилия были написаны на его фирменном значке. Если вдруг будете лететь через Лиму, воспользуетесь услугами ТАКИ и встретите его, передавайте от меня привет.
    Надо сказать, что это была единственная попытка обмана за все время моего пребывания в Латинской Америке. Более того, в Боливии я часто, не разобрав цену по-испански, пытался заплатить больше, чем просили. Но мне неизменно возвращали деньги. Возвращали крестьяне, которые работают за сущие гроши и приезжают в большие города, чтобы продать здесь на рынках или просто на улице свой товар – фрукты и овощи. Но об этом позже.



    Автобус в Кочабамбе


    Вулкан Олягуэ


    Исла де Пескадо


    Кочабамба Cristo De La Concordia


    Ламы
    Вложения

    Комментарий


    • #3

      Музей острова Парити


      Остров Парити на озере Титикака


      Мумия Чулпас в местечке Чубика


      Соляное озеро Соляр де Уюни


      Сукре
      Вложения

      Комментарий


      • #4
        Гуанаков в природе наблюдать не приходилось?
        А знаменитые туманы на самом деле нечто особенное?

        Комментарий


        • #5
          Часть 1. Утро в Ла-Пасе

          Я не хотел сталкиваться с проблемами сразу после въезда в страну, кроме того, бронь гостиницы нужна для получения визы, поэтому я зарезервировал для себя, на первые два дня, номер в отеле Росарио - одном из самых известных отелей Ла-Паса. Путеводитель Lonely Planet, в дальнейшем LP или просто Лонька, пишет об этом отеле с пометкой «Наш выбор». Именно поэтому места в нем нужно бронировать заранее. Понадеявшись на авось, по приезде можно обнаружить, что мест нет. Впрочем, отелей в Ла-Пасе полно, буквально в двух шагах от отеля Росарио расположен другой отель, по виду ничуть не хуже, но не такой раскрученный. Я едва не стал его постояльцем в последний день поездки, но обошлось, и я могу судить о качестве услуг в нем только по виду с улицы.
          Когда я договаривался по электронной почте о номере в отеле, ответственная за резервирование номеров Анна Мария предложила мне трансфер из аэропорта на такси отеля. Цена на два доллара ниже, чем у обычного такси аэропорта, 8 долларов вместо 10. Я прилетал ночью, хотел в первые часы пребывания в Боливии уюта и комфорта, и поэтому согласился.
          Но, пройдя паспортный контроль, обещанного таксиста с табличкой Alexander Andreev я не обнаружил. Я спросил водителей с другими табличками не видели ли они машины отеля Росарио, но они сказали что нет, сегодня из отеля Росарио не приезжали. Я вышел на улицу, где ко мне тут же подлетел таксист с предложением отвезти меня в отель. Я ответил, что жду водителя из моего отеля.
          - Да не было здесь водителя из отеля Росарио, - сказал мне он.
          Я вернулся в зал, еще раз посмотрел на таблички встречающих, но своего имени не нашел. Выйдя на улицу, я встретил того же таксиста, который продолжал настойчиво по-испански предлагать свои услуги:
          - Вот, смотри, у меня и лицензия на работу в аэропорту есть.
          - Хорошо, сколько стоит доехать до отеля Росарио.
          - Десять долларов, стандартная цена.
          - Поехали.
          Через 15 минут мы были у дверей отеля, закрытых дверей. Таксист получив деньги, тут же уехал, а я остался стоять на пустой, темной улице, по которой ветер гонял обрывки газет и пустые пластиковые бутылки, у стальной решетки, которая прикрывает стеклянные двери отеля и, как выяснилось позже, запирается на ночь.
          Сначала я попытался стучать, но результата это не принесло, потом нашел звонок и начал звонить. В конце концов, заспанный индеец-портье открыл мне дверь.
          - У, а мы Вас ждали завтра, - сказал мне он по-английски, посмотрев мой паспорт и порывшись в компьютере. - Ну не беда, места в отеле есть, сейчас поселим.
          Через пять минут я был в уютном номере в колониальном стиле.
          Сейчас принять душ и спать.
          ***
          Проснулся рано, спал часа четыре, сказались смена часовых поясов и высота. Снова душ, голодный завтрак в отеле, которого, впрочем, вполне хватило на полдня и первый выход в город. Улица представляла разительный контраст с ночной картиной. Она стала, по меньшей мере в два раза уже от разместившихся по обеим сторонам торговцев со своими тентами, лотками и коробками с товаром. По улице сновали машины, между ними лавировали пешеходы.


          Ла-Пас проснулся

          В интернете много пишут о безумных латиноамериканских водителях. Это неправда, все как в Москве. Конечно, водитель всегда прав, ведь машина крепче пешехода. Водители постоянно гудят, предупреждая о своем приближении. Нужно держать ухо востро. Впрочем, никто не пытается нарочно задавить пешехода, да и дорогу друг другу уступают. Есть отдельные личности, которые прут напролом, но в целом, водят здесь приличнее, чем в Москве, хотя ориентируются не на официальные правила, а на так называемые «правила вежливости»: хочу пропускаю, не хочу, не пропускаю. Скорее всего, относительный порядок и терпение здешних водителей обоснованы двумя причинами: во-первых, машин здесь гораздо меньше, чем в Москве, а то, что местные водители называют пробками, по московским меркам пустые улицы. Вторая причина – машина в Боливии это предмет роскоши или возможность прокормить себя. Почти половина всех машин на улицах Ла-Паса это такси. Поэтому машины берегут. За все время пребывания в Боливии я видел всего две аварии, да и то, без пострадавших, обычная жестянка. К аккуратному вождению также приучают горы. Действует естественный отбор, по обочинам горных дорог стоят кресты – это места, где погибли люди. Самые опасные горные повороты можно безошибочно определить по числу установленных там крестов – в одном месте я насчитал двадцать.


          Продаем, покупаем, просто общаемся

          На улицах Ла-Паса я был без преувеличения единственным туристом, до начала высокого сезона оставалось еще несколько дней и в городе были только местные жители. Повернув на одну из улиц, я увидел удивившее меня зрелище – полтора десятка детей, спешащих в школу. Форма как в советских школах – черное и белое. Но ведь на дворе 9 июня, в Москве школьники уже давно на каникулах. И тут я осознаю, что я в другом полушарии, на улице зима (утром было свежо, градусов пять тепла, но как только выглянуло солнце, температура поднялась до вполне комфортной). Поэтому, здесь учебный год в самом разгаре.
          Учиться здесь хотят все. Городским детям в этом смысле повезло. Позднее я неоднократно наблюдал, как сельские ребятишки едут на велосипеде в школу или из школы. Каждый день они могут проделывать километров по 10-15 в один конец по горным дорогам. Образование в Боливии бесплатное, это касается и начальной школы, и университетов. Кроме того, существует множество частных школ, представители зарубежных благотворительных организаций приезжают в страну, чтобы учить детей читать и писать. В то же время, большая часть крестьян неграмотна и ситуация изменяется очень медленно.


          Обыденность
          Вложения

          Комментарий


          • #6
            2 zkn

            Гуанако видел, туманов не было. С осадками вообще было туго, только в Кочабамбе выпал ночью снег, но утром быстро растаял, оставив за собой только свежесть, как у нас после дождя весной

            Комментарий


            • #7
              По пути в Боливию я делал остановку в Амстердаме на ночь из-за неудобной стыковки рейсов. Теоретически, заграница, но там я чувствовал себя как дома, хотя был в городе первый раз. Все люди, к которым я обращался, говорили по-английски, купив в кассах билет, я спустился к электричкам и уже через час после посадки самолета был в центре города. Каналы, велосипеды, толпы прогуливающихся туристов и местных жителей, сытный ужин в аргентинском ресторанчике «El Rancho», дорога обратно в гостиницу на электричке, уже в полной темноте. В окно вижу офис газеты «De Telegraaf», мысленно передаю привет от знакомых обозревателей зарубежной прессы. Все казалось привычным и знакомым. Никакая это не заграница.



              Амстердам - синоним отдыха



              Велосипеды - основное средство передвижения



              Амстердам, вечер



              Амстердам, все понятное и близкое



              Сколько машин было утоплено, пока они научились парковаться на набережных
              Вложения

              Комментарий


              • #8
                В Боливии все другое. Я гуляю по Ла-Пасу, фотографирую, и никто не обращает на меня никакого внимания. К иностранцам в фактической столице Боливии привыкли, хотя сейчас их мало, сезон только-только начинается. Формально, столицей страны является Сукре, но все властные органы сосредоточены в Ла-Пасе. Это положение еще более укрепилось с приходом к власти нынешнего президента Эво Моралеса. Он – индеец и пользуется наибольшей поддержкой именно в Ла-Пасе и других горных районах страны, где подавляющее большинство населения - индейцы аймара и кечуа.
                Часто приходится слышать о многочисленных опасностях, которые подстерегают иностранцев в Латинской Америке. Но ни о каких специфических угрозах в Ла-Пасе говорить не приходится. Здесь не опаснее, чем в центре Москвы посреди бела дня. Конечно, нарваться на неприятности можно, но разве в Москве даже у местных жителей никогда не возникает проблем? Наибольшая опасность в Боливии угрожает кошелькам, фотоаппаратам и сумкам туристов – могут вырвать и убежать. Но преувеличивать эту опасность не стоит. В Лоньке есть информация о случаях нападения на иностранцев и даже убийств, но, по словам местных жителей, такие случаи для любого города Боливии из ряда вон выходящее событие. В каждом городе страны есть улицы, по которым иностранцам лучше не ходить в одиночку после наступления темноты. В Ла-Пасе есть целый пригород, Эль-Альто, в котором, кстати, расположен международный аэропорт. По словам местных жителей, там творятся темные дела, в некоторые кварталы не суется даже полиция. Они находятся под контролем местных авторитетов. Здесь, среди прочего, производят наркотики. В качестве сырья используют листья коки, которые продаются на каждом углу. Благодаря нехитрым химическим операциям, с помощью керосина из листьев коки делают кокаин. Придя к власти, Эво Моралес начал компанию по реабилитации листьев коки. Буквально на каждом углу в Ла-Пасе можно купить футболку с надписью «LA HOJA DE COCA NO ES DROGA» - «ЛИСТЬЯ КОКИ ЭТО НЕ НАРКОТИК». Власти разрешили местным жителям легально выращивать коку, определив максимальный размер участка, который каждая семья может отвести под эту сельскохозяйственную культуру. Такой легальный участок может приносить семье до 150 долларов дохода в месяц, по местным меркам большие деньги, особенно для крестьян. Для производства кокаина коки, собранной с такого участка, не хватит, нужно гораздо больше. Хотя противники и поговаривают, что Эво Моралес пришел к власти не без помощи кокаиновых наркобаронов, власти последовательно борются с наркоторговцами, методично уничтожая нелегальные плантации коки в джунглях. Против политики Моралеса активно выступают власти США. У коки есть противники и внутри страны – это производители другой сельскохозяйственной продукции, прежде всего бананов. Они утверждают, что выделение столь больших площадей под коку в конечном итоге приведет к коллапсу национального сельского хозяйства.
                Но пока спорные листья продаются на каждом углу. Простые боливийцы жуют коку постоянно. Просто засовывают в рот горсть листьев и жуют их, периодически добавляя по вкусу. Это не дает никакого наркотического эффекта – листья коки лишь помогают повысить концентрацию внимания и избавиться от усталости и чувства голода. Вряд ли Вы сможете найти в стране профессионального водителя, который отправляется в рейс без листьев коки за щекой. Передвигаясь по стране на автобусах, преимущественно по ночам, я первые дни не мог понять, почему же у всех без исключения водителей такие перекошенные лица. Потом до меня дошло, просто коки за щеку набивают много. Трудно сказать, как сказывается на умственных способностях длительное употребление листьев коки, возможно, как и у людей, употребляющих марихуану, снижается уровень интеллекта. По крайней мере, по многим пожилым представителям кокоемких профессий видно, что умственная работа дается им с большим трудом.
                На улицах Ла-Паса, прямо на тротуарах сидят шаманы. С первого взгляда никогда не подумаешь, что перед тобой шаман, на вид обычный бомж. Но если постоять немного рядом, можно увидеть, как к ним обращаются местные жители, и шаманы предсказывают им судьбу, используя для этого листья коки, карты и другие магические предметы.



                Шаман

                Один из таких шаманов (я и не знал тогда, что он шаман), стал первым местным жителем, который заговорил со мной. Таксист и сотрудник отеля не в счет. Иду я по улице, сидит на табуреточке мужичок в поношенном пиджачке. При виде меня он приветливо кивает головой и говорит:
                - Здравствуй, ты откуда будешь?
                - Из России я, из Москвы.
                - О, не ближний свет, говорит он, - и как тебе Ла-Пас?
                - Я здесь только первый день, еще очень мало видел, но мне очень нравиться, - отвечаю я на ломаном испанском, заменяя недостающие слова знаками.
                - Хорошо. Вон, посмотри, мой приятель торгует улитками из джунглей. Можешь его сфотографировать.
                Рядом действительно сидит мужичок, перед которым выложены на тряпочке на мостовой улитки, каждая с хорошее яблоко. Я подхожу к нему, он начинает позировать, потом видит, что улитка, которую он взял в руки, еле дышит, и мочит ее водой. Улитка тут же оживает. Мужичок удовлетворенно крякает.
                - Зачем эти улитки? - спрашиваю я. – Их едят?
                - Ага, едят, - отвечает он. Очень даже вкусно.
                После фотосессии я спрашиваю, сколько я ему должен.
                - А ты разве покупаешь улиток? - отвечает он вопросом на вопрос.
                -Нет, зачем они мне, - говорю я.
                - Вот и я думаю, что они тебе не нужны, - говорит мужичок. - Как ты их будешь готовить? Так что платить не за что, фотографии бесплатны.
                Я благодарю его, прощаюсь и продолжаю обзорную экскурсию по городу.



                Ой, улитки у меня чуть не померли!

                Надо сказать, что в Ла-Пасе местных жителей можно фотографировать безо всяких вопросов. Они к этому привыкли. В других городах и особенно деревнях отношение к иностранцу с фотоаппаратом, обращенным к местным жителям, может быть крайне негативным – могут камеру разбить. Крестьяне не хотят получить за фото деньги, они просто считают, что когда их фотографируют чужие люди это нехорошо. Не то, чтобы фотоаппарат навел порчу или забрал их душу, а просто нехорошо. Молодежь и городские жители в этом плане люди более продвинутые, не только разрешают себя сфотографировать, но даже позируют с удовольствием. Но, в любом случае, фотографируя местных жителей, лучше сначала спросить разрешения или использовать зум.
                А тут есть что сфотографировать – чего стоят одни местные жительницы с их головными уборами котелками. В каждом регионе котелки свои, в Ла-Пасе наиболее традиционные. Правда, в Ла-Пасе они и наиболее строгие. В Кочабамбе, к примеру, не котелки, а скорее шляпки, и их часто украшают цветами.
                Иду дальше. Улицы крутые, напоминает Нижний Новгород, его историческую часть. Горная болезнь не дремлет: как только начинаю в темпе подниматься вверх, в висках начинает стучать и появляется пульсирующая головная боль. Высота 3600 метров над уровнем моря, здесь горняшку в той или иной мере чувствуют все. Нужна акклиматизация. Пока же приходится делать остановки, чтобы передохнуть.



                Вниз идти приятно, вверх - тяжело

                Я хожу, фотографирую, неожиданно выхожу на площадь и наталкиваюсь на демонстрацию: индейцы из регионов приехали поддержать президента страны. В нескольких департаментах Боливии проходят референдумы об автономии, жители богатых регионов хотят сами распоряжаться деньгами, которые крутятся у них, а не отдавать центральному правительству. В российской прессе часто пишут «Боливия в опасности, стране грозит распад на несколько мелких государств». Я говорил со многими «сепаратистами» и могу ответственно заявить, это не так. Дело лишь в деньгах. В Ла-Пас я летел со спортивным функционером Алехандро, который живет в Санта-Крузе, одном из центров сепаратизма. Он объяснил, что отделение не выгодно никому. Боливийские компании и так с трудом конкурируют с зарубежными, а если государство расколется на несколько, то они просто сгинут. Так называемые сепаратисты просто хотят больше полномочий и больше денег. По словам Алехандро, они не хотят датировать бедные департаменты. Представьте, что российские регионы, в которых добывают нефть, захотят забирать себе все деньги. В Боливии такой регион – департамент Тариха, там добывают нефть и газ. «Сепаратистские» настроения там сильнее всего из тех районов, в которых я успел побывать.



                Демонстранты вливаются в толпу

                Индейцы наступают, я сначала фотографирую, а потом присоединяюсь к демонстрации. Настроение у ее участников приподнятое, они с энтузиазмом выкрикивают лозунг «Боливия юнида!» - «За единую Боливию!». Меня встречают овацией. Гуляя все утро по городу, иностранцев я не встретил, а тут им попался человек европейской наружности, да еще присоединился к акции протеста крестьян! Они показывают мне свои лозунги и спрашивают – «Откуда? Как Боливия? Правда ли, что Эво Моралес отличный президент?». Идем быстрым шагом минут десять, потом мои новые друзья передают какую-то новость по цепочке и начинают бежать. Ну, тут я вам уже не товарищ, у меня и так сил нет, и в висках стучит. Прекращаю свое участие в демонстрации, останавливаюсь и пытаюсь понять, как вернуться к отелю. Поблуждав по городу, выхожу на знакомую площадь.



                Среди демонстрантов много женщин
                Вложения

                Комментарий


                • #9
                  Вдруг слышу приглушенные хлопки. Ну вот думаю, началась стрельба! Вот тебе и мирная демонстрация! Но вскоре оказывается, что демонстрантам раздали петарды, а они и рады стараться. Лишь позднее я узнал, что самые горячие участники акции все же устроили бучу – пошли к американскому посольству и разбили несколько стекол.
                  Погуляв по городу, я понимаю, что сам, в одиночку, толком ничего не пойму. На улицах продаются диковинные фрукты и корешки неизвестного мне происхождения. Все названия на испанском. Поэтому решаю, что нужно нанять гида и вечерком пробежаться с ним по улицам, устроить обзорную экскурсию, я иду куда хочу, тыкаю пальцем, а он объясняет, что это такое.



                  За единую Боливию!
                  Вложения

                  Комментарий


                  • #10
                    Часть вторая. Индеец Джордж

                    Туристических агентств в Ла-Пасе не просто много, а очень много. Обычно, имеет смысл зайти в несколько из них, выбрав лучшее предложение. Но я поленился пройти лишние сто метров и обратился в агентство при отеле, нисколько впоследствии о своей лени не пожалев. Меня встретил приятный молодой парень, Васкес, который тут же нашел решение моей проблемы.
                    - Нужен индивидуальный тур по городу с хорошим англоязычным гидом? Не проблема! Я знаю одного очень хорошего гида! Сейчас позвоню ему, он будет здесь через 40 минут. Экскурсия 4 часа, плюс-минус. Стоимость 198 боливиано (650 рублей). Подойдет?
                    - Да, отлично, я еще прогуляюсь, а через полчаса вернусь. Кстати, а нет ли человека, который мог бы со мной проехать по стране. Может быть, я арендую машину. Только денег у меня немного, желательно, чтобы это было бюджетное путешествие.
                    - Хорошо, я что-нибудь придумаю, - говорит Васкес.
                    В офисе агентства через полчаса меня уже ждет широколицый улыбающийся мужчина. Вот, это гид, улыбается Васкес. Он очень хороший специалист, с ним же потом можно будет обсудить путешествие по Боливии.
                    - Джордж, - представляется гид.
                    - Джордж? - удивляюсь я, при этом вспоминая, как в России рабочие из республик бывшего Союза придумывают себе русские имена, чтобы нанимателям было легче их запомнить.
                    - Ну, вообще-то, меня зовут Хорхе, - поправляется он, - но для интуристов я обычно Джордж, так им легче запомнить. Я, обычно, работаю с американцами, канадцами и австралийцами.



                    Индеец Джордж

                    Метис, в жилах которого течет кровь индейцев аймара и испанских конкистадоров (по крайней мере, так он утверждает), Хорхе – мужчина 38 лет, женат, сыну шесть лет. Он считает, что индейцы аймара, в отличие от кечуа, более приветливы и дружелюбны, к ним всегда можно обратиться за помощью, а Боливия лучшая страна, богатая полезными ископаемыми, но используются они из рук вон плохо. Хорхе католик и, при виде могил по обочинам горных дорог, всегда крестится. У Хорхе высшее образование, он учился на истфаке местного университета, хотя в детстве хотел стать автомехаником, как его отец. Много лет он потратил на то, чтобы выучить английский язык. В свое время нелегально, через Мексику, пробрался в США. Работал в Америке, также нелегально, но состояния не нажил и вернулся. Потом начал работать гидом. Сейчас он верит в то, что удача в жизни обязательно улыбнется, надо лишь ждать, и обязательно дождешься. Правда, Хорхе разуверился в своей профессии. В туристический сезон она позволяет заработать и даже немного отложить, но все отложенные деньги тратятся, когда туристы покидают страну. Поэтому он хочет сменить профессию, может быть, стать водителем. Работа не такая интересная, да и доход меньше, чем в турбизнесе в сезон, зато он стабильный на протяжении всего года. Мечта Хорхе – накопить пять тысяч долларов и открыть собственный ресторан, по московским меркам – дешевую забегаловку. При этом готовить Хорхе не умеет и понятия не имеет ни о вкусной, ни о здоровой пище. Но таково большинство боливийцев, поэтому стряпня в ресторане Хорхе вряд ли будет отличаться от стряпни в тысячах других ресторанов в Боливии.
                    - Так-то лучше, - отвечаю я, имя Хорхе мне нравиться куда больше. Ну что, Хорхе, меня зовут Александр, можно Алехандро, и я хочу посмотреть Ла-Пас.
                    - Вы обратились к правильному гиду, - отвечает Хорхе, улыбаясь.
                    Я убеждаюсь в этом очень скоро. Хорхе хорошо знает предмет. Первое полученное от него разъяснение - о корешках, которые продаются на улицах – они оказываются картошкой.
                    - Ах, ну точно, в Боливии ее больше двухсот сортов, - говорю я.
                    - Да, картофель это наша гордость, - отвечает Хорхе, - а высокогорное плато в районе Ла-Паса лучшее место для его выращивания.
                    От отеля мы направляемся к рынку Ведьм (Witch Market), главному туристическому месту Ла-Паса. Хотя, здесь можно увидеть не только туристов. На рынок часто приходят местные жители, чтобы купить разных магических снадобий и предметов, которые необходимы для проведения различных ритуалов, прежде всего сушеных зародышей лам и специальной смеси, которая позволяет предсказывать будущее.
                    - Полезная штука, говорит Джордж, знать будущее никогда не помешает.
                    Купленную смесь нужно сжечь в один из магических дней, их несколько в неделю, на специальном лотке, установив на нем предварительно зародыша ламы. Без него ничего не получиться и результаты обряда будут недействительными. Определить будущее очень просто – если пепел будет белым – Вас ждет светлая полоса в жизни, если черным – из дома до следующего колдовского сеанса лучше не выходить. Любопытно, что боливийцы могут утром сходить в католическую церковь, а вечером провести подобный обряд, и в этом не будет никакого противоречия. Две культуры, испанская и индейская, слились в Боливии в единое целое. Кстати, здесь же, на рынке Ведьм, можно купить и маленькие бутылочки, наполненные разнообразными предметами, каждый из которых приносит удачу в определенной области, в работе, в любви, обеспечивают здоровье и долголетие. Можно купить стандартный набор или составить свою индивидуальную удачу, маленькую бутылочку, чтобы всегда носить ее в кармане или большую банку, которую можно поставить дома на полку.



                    Рынок ведьм

                    Здесь же продают галлюциногенные кактусы, называемые в народе Сан-Педро. В России выращивание этих кактусов запрещено, за это грозит несколько лет тюрьмы. В Боливии знают об этом свойстве Сан Педро, но используют их для лечения желудка и совершенно точно, простые боливийцы не варят себе из них наркотики. Хотя, в Боливии, также как и в других соседних странах, можно пройти обряд Айяусаки, в котором используется отвар Сан Педро и большинство пробовавших говорят, что видели галлюцинации.



                    За эти кактусы в России дают срок, здесь ими лечат расстройства желудка

                    Я называл своего проводника то Хорхе, то Джордж, то мистер Альворадо до конца поездки. Просто вел он себя то как боливиец Хорхе, то как тургид Джордж, а когда становился ну просто мальчишкой, превращался в мистера Альворадо. Я для него побыл некоторое время Алексом, потом был Алехандро, Алео, но, в конце концов, стал Сашей.
                    Покупать сувениры я пока не собираюсь, предсказывать будущее тоже, поэтому мы быстро покидаем рынок Ведьм. Проходим мимо овощного рынка, фрукты и овощи на него привозят индейцы, земельные участки которых расположены среди тропических лесов. У некоторых есть свои большие склады во дворах домов, некоторые просто каждый день разбивают палатку на улице. Их товар рано утром выгружают с больших грузовиков. Налоги уличные торговцы, по большей части, не платят. Власти осознают, что у этих людей нет денег, и не пытаются отнять последнее. Вообще, уличная торговля очень распространена в Боливии, продают все, что можно пожелать. Цены очень низкие.
                    Среди лотков на вещевом рыночке разложили столик наперсточники.
                    - Знаешь, что это за игра? - спрашивает Хорхе.
                    - Да, здесь избавляют от лишних денег, - отвечаю я.
                    - Точно, мошенники, - говорит он.
                    - У нас тоже такое было, но теперь это запрещено и я давным-давно не видел ничего подобного на московских улицах.
                    - Можешь сыграть у нас, - с горечью говорит Хорхе.
                    Идем дальше и выходим на главную улицу города – El Prado. Вообще-то, так ее называют в обиходе, на самом деле это улица «16-го Июля», но в каждом боливийском городе есть главная улица и неизменно, местные жители называют ее El Prado.
                    Здесь расположены офисные здания, много банков, банкоматы. Кстати, я читал в интернете, что в банкоматах некоторых банков в Боливии можно снять единовременно очень небольшую сумму, долларов 50 и за каждую операцию берется комиссия в три доллара, что совсем не выгодно. Во время поездки я снимал деньги в банкоматах местного банка BCP и никаких проблем не испытывал, они дают столько боливиано, сколько могут отсчитать. Вероятно, также можно снимать и в долларах, при этом сумма получиться уже существенная. За один доллар дают примерно 7,17 боливиано.
                    В целом, Эль Прадо особенного интереса не представляет, и мы по крутой улице забираемся в горку к комплексу правительственных зданий и Центробанку Боливии. Хорхе рассказывает мне о президентах страны, смерть большинства из которых была насильственной. Один из кабинетов в президентском дворце называют красным – здесь убили сразу несколько президентов. Почти все они проходили путь от всенародной любви до ненависти и орошали своей кровью ковер в красном кабинете. Некоторых президентов выводили на улицу и вешали на площади перед дворцом. Сейчас там стоят памятники им, и прогуливаются влюбленные парочки.



                    Президентский дворец со зловещим красным залом

                    Многие дома даже в центре города не ремонтировались на протяжении десятков лет – на это нет денег. Они очень контрастируют с бетонно-стеклянным зданием ЦБ и другими государственными строениями, которые все же поддерживают в приличной форме.

                    Из жизни отдыхающих

                    Вложения

                    Комментарий


                    • #11
                      Хорхе обращает мое внимание на названия улиц – рядом с табличками с нынешними названиями висят таблички с прежними именами улиц. Большинство из них было образовано в соответствии с профессиональной принадлежностью людей, торговавших на этих улицах.
                      - У нас не так, из-за названий много споров и старые, после переименования стараются побыстрее забыть, - говорю я Хорхе.
                      - Как забыть? - удивляется Хорхе. - Это же история.
                      - История часто связана с политикой, а прежних политиков часто пытаются забыть.
                      - Все равно не понимаю, - качает головой Хорхе.
                      - Это примерно как испанцы, которые разрушали пирамиды, насаждая свою культуру, - нахожу я удачный пример.
                      - Вас тоже часто завоевывали? - не унимается Хорхе.
                      Нет Хорхе, просто нам есть чему у Вас поучиться. А где Ваш знаменитый футбольный стадион, - меняю я тему разговора.
                      - Пойдем или поедем? - спрашивает Хорхе. Ты когда прилетел? Уже успел привыкнуть к высоте?
                      - Я прилетел минувшей ночью, первый день в Ла-Пасе.
                      - Ты бы уже должен был устать, - говорит Хорхе.
                      - Нет, пойдем пешком, если не будем бежать, я сдюжу.



                      Старые названия бережно хранят



                      Зима, июнь, опадают последние листья

                      Вскоре мы оказываемся у футбольного стадиона, ставшего причиной спора с ФИФА. Спортивные функционеры запретили проводить международные матчи на такой высоте. Несколько заинтересованных стран, в том числе Боливия, выступили против. Президент Боливии Эво Моралес даже выходил на поле, чтобы доказать свою правоту. И доказал, запрет отменили. Правда, как можно полтора часа носиться по полю на такой высоте я так и не понял. Попытка пробежки для меня заканчивалась, даже в конце поездки, через метров сто-двести. Сердце колотилось так, что казалось, сейчас выскочит из груди, и я жадно ловил ртом воздух. Хотя, даже играя на домашнем стадионе, сборная Боливии обычно проигрывает. Во время моего пребывания в стране национальная команда потерпела несколько поражений. Хорхе это было особенно обидно, учитывая то, что сборная России вышла в полуфинал чемпионата Европы. За европейским футболом здесь следят, и я несколько раз обсуждал с местными жителями, с кем было бы лучше играть в следующем круге сборной России.



                      Стадион на высоте 3600 метров - яблоко раздора с ФИФА

                      У стадиона видим чистильщика обуви. На улице тепло, но он одет как на Северном полюсе, в свитере, перчатках, шапке. На лице маска. Гуляя утром, я уже видел чистильщиков обуви, и все были одеты примерно так же.



                      Чистильщик обуви

                      - Обычно, такую работу выполняют подростки, - поясняет Хорхе. - Работа не престижная, ребята из очень бедных семей, им нужно заработать себе на кусок хлеба. При этом, они не хотят, чтобы знакомые показывали на них пальцем. Но это не главная причина. Город поделили между собой молодежные группировки. Если они узнают, что кто-то работает на их территории без разрешения, нарушителя поймают и жестко с ним поговорят. Маска же позволяет работать в любом районе.
                      Идем дальше, внезапно из-за домов вырастают заснеженные горные вершины.



                      Ученые дают снежным шапкам не больше 15 лет жизни
                      Вложения

                      Комментарий


                      • #12
                        - Жаль, - говорит Хорхе, - что они скоро растают. Ученые дают им еще 10-15 лет. Глобальное потепление. Это становится огромной проблемой для Ла-Паса, ледники снабжают город водой, когда они исчезнут, воды не останется.
                        Несколько минут идем молча.
                        - Васкес говорил, - неуверенно начинает Хорхе, что ты хотел проехать по стране и нанять для этого гида.
                        - Да, но меня не интересуют привычные туристические маршруты. Я хочу сам определить маршрут и увидеть настоящую жизнь боливийцев. Я планирую побывать в Кочабамбе, Тоторо, Сукре, Тарабуко, Тарихе, проехать по соляным озерам Соляр де Уюни, посмотреть на вулканы и гейзеры.
                        - Понятно, говорит Хорхе, - я готов поехать с тобой.
                        - Давай обсудим это вечерком.
                        Довольно скоро выяснилось, что Хорхе не большой любитель ходить, зато большой любитель поесть.
                        - Ну что, - спрашивает он, - поедем в Эль-Альто. - Говорят, что это самый опасный район, на самом деле это отдельный город, но ты увидишь, что там абсолютно безопасно. Там же можно попробовать местной еды, почувствовать атмосферу. Все как ты хочешь.
                        - Поехали.
                        У стадиона садимся в маршрутку. Зазывала из окна приглашает пассажиров. Табличка с маршрутом под лобовым стеклом.
                        - Не торопись платить, - говорит мне Хорхе. – Платить нужно только после того, как об этом попросят. Иначе, водитель может забыть о том, что ты уже платил и попросит заплатить второй раз. Плата за проезд по городу от одного до трех боливиано, т.е. от трех до десяти рублей.
                        Минут через десять мы уже в Эль-Альто. Тихие улицы, мало людей, гуляют дети, ищут себе пропитание бродячие собаки.
                        - Вот видишь, говорит Хорхе, здесь абсолютно безопасно. – Про то, что много преступников правду говорят. Но это не те преступники, которые грабят туристов. У них совсем другие занятия и привлекать к себе внимания они не захотят, а тех, кто нападет на туристов, могут строго наказать. Причем не власти, а местная община.
                        Позднее от Хорхе я узнаю, что в этих местах община даже может вынести смертный приговор. Так же поступают в некоторых удаленных районах в джунглях. Разница заключается лишь в том, что в Эль-Альто приговоренных общиной вешают, а в джунглях привязывают неподалеку от муравейника и несчастный умирает от укусов насекомых.
                        При этом, если Эль-Альто безопасный для туристов район, то на нескольких улицах в центре Ла-Паса после наступления темноты могут ограбить. Там нет своей общины, нет авторитетов, а властей бояться меньше.
                        В Эль-Альто я фотографирую, гуляем по улицам.
                        - Ну что, пообедаешь? – говорит Хорхе.
                        - Давай.
                        Заходим в забегаловку, в меню баранина. Перед отъездом я консультировался у одного из лучших специалистов в области тропической медицины, профессора, заведующего отделом современных методов лечения паразитарных болезней ИМП и ТМ им. Марциновского Александра Бронштейна. Его совет - есть можно везде, правило одно: и в дорогом ресторане, и в дешевой забегаловке пища должна пройти термическую обработку, тогда она безопасна. Если это правило не соблюдается, нажить проблемы на долгие годы можно и в очень дорогом и внешне лощеном заведении. Заказываю порцию хорошо прожаренной баранины себе и Хорхе, плюс газировку «Инка-кола». Нужен же местный колорит. Хорхе благодарит меня за неожиданный обед и, видимо, окончательно убеждается в том, что ему просто необходимо ехать со мной по всей стране. До конца поездки он рассказывает мне только о том, куда в Боливии можно поехать и что посмотреть.



                        Забегаловка в Эль-Альто

                        Приносят обед. Выясняется, что он состоит не только из баранины с гарниром, но также из супа, который всегда подразумевается, но почти никогда не указывается в меню. Обед вкусный и сытный, обходится в 40 боливиано (130 рублей) на двоих. Забегая вперед скажу, что самый вкусный суп из комплексного обеда я ел в Тоторо. Я не большой любитель первых блюд, но тот ореховый суп был очень хорош, его готовят в ресторане при хостеле, названия которого я не помню. Но ошибиться невозможно, в Тоторо на улице, куда приезжают такси и междугородные автобусы только один хостел. Будете там проездом, советую попробовать суп.
                        После обеда мы еще побродили с Хорхе по городу, проехали на такси в квартал, где продают карнавальные костюмы, после чего на том же такси (7 боливиано, 24 рубля) доехали до гостиницы. Договорились встретиться вечером, чтобы обсудить нашу предстоящую поездку.



                        Латиноамериканцы не могут жить без карнавалов



                        На карнавале можно увидеть костюмы жителей всех районов страны



                        Дети не остаются в стороне

                        Я немного отдохнул, после чего забронировал себе номер в отеле «Росарио» на последние два дня пребывания в Боливии. Цена 45 долларов в сутки за одноместный номер (двухместный стоит почти столько же) с включенным голодным завтраком. Когда мест много, можно поторговаться, но на конец июня почти все номера были заняты, поэтому говорить о снижении цены не было смысла.
                        С Хорхе встретились после захода солнца. Торговались недолго. Хорхе согласился быть моим гидом на 15 дней за 450 долларов, плюс оплата его питания и билетов для него на весь транспорт. Едем туда, куда я ткну пальцем. Аренда машины была отметена из-за дороговизны, а также из-за того, что свой автомобиль не позволил бы с головой окунуться в местную жизнь.
                        Первоначально я думал провести в Ла-Пасе еще один день, но была опасность, что начнется забастовка водителей автобусов, поэтому выезжать решили на следующий день, причем рано утром, так как под угрозой забастовки из города устремились все, кто хотел покинуть его в ближайшие дни.
                        - Последний раз я путешествовал по стране с туристами четыре года назад, - признался мне Хорхе, прощаясь. - Почти все поголовно предпочитают организованный отдых, индивидуальные туры - редкость. А организованный туризм это плохой сервис за большие деньги. И далеко не так безопасно, как думают туристы. Хотя, я работаю в хорошей фирме, - опомнился он.
                        - Меня не интересуют групповые туры. Только собственный маршрут, который можно изменить в любой момент.
                        - Так и будет.
                        - Hasta manana!
                        - До завтра.
                        Вложения

                        Комментарий


                        • #13
                          Часть 3. Кочабамба

                          Мы с Хорхе договорились встретиться на следующий день в 9 утра. До этого я еще должен зайти в банк и поменять деньги, поскольку долларами можно расплатиться только в больших городах, в деревнях в ходу исключительно боливиано.
                          Банк Mutual de La Paz должен открыться в 8.15, но остается закрытым до 9-ти. К счастью, на противоположной стороне улицы открывается другой банк, в котором я благополучно меняю деньги. По пути обратно в отель встречаю нарядного Хорхе, в синей ветровке, с рюкзаком, из которого торчит свернутый походный коврик. Он рад тому, что ему не пришлось заходить в отель.
                          - Понимаешь, мы с тобой договорились в обход фирмы, поэтому у меня могут быть неприятности, если меня заметят в отеле, - говорит Хорхе.
                          - Нет проблем, Хорхе, знакомая ситуация. Подожди меня здесь, я буду через пять минут.
                          Я захожу в отель, забираю вещи из номера, сдаю ключи и лишний багаж на хранение до моего возвращения в Ла-Пас, и мы отправляемся на такси на центральный городской автовокзал. Купить билеты не сложно: прямо у дверей пассажиров встречают зазывалы. Билет до Кочабамбы (7 часов в пути) стоит 20 боливиано (70 рублей). Я не знаю, чем объяснялась столь низкая цена, остальные билеты на автобусы в Боливии были существенно дороже. Здесь же, в кассах автовокзала продают марки, которые играют роль транспортного налога, еще пара боливиано. Вроде мелочь, но важная – без этих билетов в автобус не пустят. Рюкзаки сдаем в багаж: порядок как при посадке в самолет, все большие сумки, рюкзаки и коробки должны быть сданы в багажный отсек, взамен выдают билеты, которые нужно предъявить для того, чтобы получить свои вещи обратно.



                          У остановки автобусов в Эль-Альто

                          Автобус останавливается в Эль-Альто, где подбирает новых пассажиров. Во время этой остановки покупаю мандарины, по одному боливиано за две штуки, мандарины большие и сладкие. Салон полупустой, несмотря на предупреждение о предстоящей завтра забастовке водителей. В Эль-Альто стоим около сорока минут, пытаясь подсадить побольше пассажиров. Те, которые уже сидят в салоне, начинают в нетерпении кричать «bamos», правда, без особого успеха.
                          Автобус трогается только тогда, когда к водителю подходит полицейский и говорит: «-Ну хватит уже здесь стоять, освобождай место».



                          Альтиплано

                          Большинство дорог в Боливии платные, на одну из них мы вскоре и выезжаем. Пейзаж после выезда из Эль-Альто довольно скучный. Кирпичные лачуги разбросаны по безжизненному высокогорью. То тут, то там пасутся коровы, овцы и ламы. Ближе к жилью поиском пропитания занимаются свиньи. По улочкам маленьких деревень, которые мы встречаем на своем пути, вприпрыжку скачут поросята. Унылые пейзажи сопровождают нас часа три вплоть до развилки: одна из дорог уходит на Кочабамбу, другая на Потоси.



                          Ресторан у развилки

                          Здесь мы делаем остановку. На развилке стоят сразу несколько столовок, которые хозяева гордо именуют ресторанами. Комплексный обед, мясная лапша и баранина с рисом, обходятся нам в 10 боливиано с человека (35 рублей), еще по 4 боливиано за поллитровую бутылку колы каждому. Обед не ахти, но ничуть не хуже, чем в московском общепите.
                          Вскоре после этой остановки пейзаж начинает меняться: плоскогорье плавно переходит в настоящий горный серпантин с вздымающимися вверх скалами. То и дело встречаются выходы вулканической породы, которые оживляют пейзаж. Но фотографии через стекло автобуса получаются плохо.



                          Изредка попадаются поселки

                          Манера вождения в горах сначала удивляет и настораживает. Водитель, на первый взгляд, совершает необдуманные обгоны, разгоняется на спусках. Если в этом стареньком автобусе откажут тормоза, нас уже ничто не спасет от полета в 200-метровую пропасть. При обгонах грузовиков на подъемах салон наполняется запахом паленой резины. Хочется напомнить водителю, что он управляет автобусом, а не болидом Формулы-1 и мы не на Гран-При Монако. Но вскоре приходит понимание, что водитель хорошо знает дорогу и очень четко представляет себе, где можно обгонять и ускоряться, а где нельзя. В некоторых местах он послушно тащиться за грузовиками со скоростью тридцать километров в час, не больше.



                          Горы

                          Чем ближе к Кочабамбе, тем разнообразнее становятся горы, появляются все оттенки, от черного, к красному и желтому. Постепенно спускаемся вниз, здесь уже растут эвкалипты, трава становиться гуще, из нее выбиваются кактусы – цереусы и опунции. Наверное, в траве скрывается еще много чего интересного, но даже если добираться по этой дороге на рентованой машине, остановиться довольно трудно. Дорога узкая, автобус с трудом разъезжается со встречными грузовиками, кроме того, она изобилует закрытыми поворотами и на любом из них идущий вниз грузовик может просто снести встречную машину в пропасть.
                          Вложения

                          Комментарий


                          • #14
                            Александр, очень интересно!

                            Комментарий


                            • #15
                              Отлично, Саша! Ждем продолжения!

                              Комментарий

                              Обработка...
                              X